Реклама :(
Счетчики

Пятьсот - или около того - Могучих Соратников Исграмора Вернувшегося

Lore:  Полуофициальный (от разработчиков)

Автор:  Michael Kirkbride
Перевод:  Deathruler
Редактура:  Марк К. Марцелл, Игхар Рейвен, Phoenix_Neko


Текст:

Первый из Пяти Сотен Могучих Соратников Исграмора был на самом деле двумя, пеплосмешением его сыновей, переживших Сартаал лишь для того, чтобы умереть в морозных дождях возвращения, при жизни названные Цунальтир и Стунальмир, ныне зовущиеся Сплочённым Принцем Цтуналем, чьими Женами Слез были Врамали, Ярли-аль, Аллейр и Вдова Клыка, Отрекшаяся От Своего Имени, чьими Женами Вина были Элья Корзина Ненависти, и Ингридаль, потерявшая шкатулки в пламени, и Мьярили-аль Пол-Шкатулки, чьих Жен Очага ни одной не уцелело, чьих Жен Кин ни одной не уцелело, чьими Женами Щита были Шаньенен Изъеденная Эхом и Янсдоттер Чье-Имя-Осталось-в-её-Колыбели. Также там были двадцать две Женщины Громового Щита, не отданные в замужество, служившие Исграмору тетками-оракулами, покуда Кин не сдует их: Унальт, Хрим, Кьхельт из Культа Оркея, Ингридаль, что использовала винную шкатулку, как барабан, Фьорли, Мьемк, Соресс-ли, Ансхальв, чей гигантский щит был содран с карстаагца, Кхела и Акхела, что обменивались каждый день щитами в силу некоего гейса, Веммаб, Боргаса, Нем-иет, Васхина, Фрексхильд, Данарлиет, Мем-иет Чемуа, у которой были секретные песни щита, "ненужные пока", и пять их старшин, называемых Пять Старшин Женщин Громового Щита. Еще там было десять Тотемных Дядьев, чьи имена слишком длинны, чтобы чернила могли передать их, но вот они наскоро: Альдугападфтуйенменхельбненьяаригхуруийлеймора, Гройярхисисмирирекиетретхаальма, Талочлетнукненуететелдальдмерисриемэнейньора, Кьяркаакфайириутиеструалькетммемвирилдиченсувальуве, Мненатметморальдумирирекиетретаальненьяармгхуру,
Бьорналийлейиетретаальмальяркаакфальталочлетгхуру, Мьянорральпагрохардольвептуульруельмехикхенхарль, Кэйиструнаальмеррислийсмиейльтетахльдлунгальтаднх, Друммерсретиальяркаакфальталочлетгеморальдукине и Последний, чье имя нельзя записать даже наскоро, но вы знаете его. Там были еще его Племянники-Торкваты Кхаальтххе Рысь-или-Леопард (что был скорее питомцем Исграмора, нежели носил торквес, но Исграмор был общителен и приветлив), Алабар Странно-Раскрашенный (его личный Умный по крови), Хегм Глухой и Бьюдль Данаорссон, что Слышит Достаточно, чтобы Потом Дать Знать Хегму. Там были его Снежные Племянницы Теб Глухая, Мбьяналь Глухая, Фехг-фехг Глухая и Цьяри их Глашатай. Там были его прославленные питомцы Тур Мехов Хоага, Бьорга-маувр Определенно-Леопард, Йеорр Ястреб-Русак, Хеймнельроув Обычный Ястреб, Ханс Лис, Фефмем и Гемаллейр, двухголовый светящийся угорь, Диссл-веб Медведь, чьи клыки были украшены дьявольскими росчерками, Жена Вина Диссл-веба Шкатулка-Джейн, Гремфедль Плетеное-Нечто, существо, которое никто не мог опознать, но которое числилось среди Могучих, Хгмм Змей, Фебрадрнид Облако и Ракети-Никс Никс-Гончая. Из Пяти Сотен они были ближайшей семьей Исграмора, и он числился в их рядах, как его собственный пояс среди очага его, Исгрим Исграморсбельт.

По традиции Танам-Кормчим дозволялось мчаться в авангарде Верховного Короля, и Морган Рыжий и его ладья "Барабанобойщик" ушли вперёд, прежде чем разбиться о преграды Сломанного Мыса в 1Э68; ни единой души на борту не уцелело, кроме Олафа Пса, берсерка, что был у Головы Хсаарика тысячи или более раз и знал магию скачков. Он прыгнул с места крушения до самого Скайрима и приземлился на мосту Олафа. За такое предательство его сожгли студенты Хаафингара, что и по сей день происходит каждый год. Помимо Тана-Кормчего погибли и другие соратники Олафа: Гире Старый Колотун, Гримувельт его Ведьмовской Стакан, Стенв Стенвнульсон, Йегхвир и ее братья - Фьюдльт Седеющий, Врольувир, сменивший случайно пол, и Дейльмарк Мастер Весел, Умный по имени Хгуэльг Бормочущий, что слишком сильно подстегал паруса "Барабанобойщика" своей ворчащей магией, его ученик Френдльмегх Кильт (слишком короткий, по мнению большинства), его Жена Вина Шениа Треснувшая Шкатулка, Мэфуве Пекущая Пироги и ее Пирожный Дядька Тендьяр Аккуратно Одетый, предводительница налётчиков Мьхро-ли, что носила трехлезвийный щит, ее Точильные Сыновья Уньор и Хгеувеннтар и Дьяффидд, китолюб Гвевуль, что справедливо разбил себе лицо о лед, смеясь, как дитя, квартет Шести Барабанов и весельники - Голубой Дугаль, Ттуй Дрейфующий, Эйнхельф, Аморнен и брат его Теффлнен, Гьяариг, Урул Урульсон, Дгааргль, что все проспал, Ненмор Оркснек, Свир Без Тана, Не-Седло Мул, Хгельхельм Изгнанник, что однажды женился на снежном дрейке, словно никто не заметил бы, Хлаальдж Хгельхельмсон (о чьём происхождении чем меньше сказано, тем лучше), Крендандель и Хфеувль и Нуиль и Второй Нуиль (четыре брата, что не говорили с поры гибели их отца в Сартаале) и Фвельфрим Пахнущий Небом.

Впоследствии произошло крушение ладьи "Язык Красного Дерева", коей владел Нхемакхела Взглядолом; ни души на борту не спаслось. Потеря была горестна и достаточно весома, чтобы прервать всякую пышность песни, и безотлагательно Гальд, Угаувен, Техп, Наандль, Мьтуджьор, Ядннмегх, Свейнхельв, Нентувен, Яарил-гхур, Эйнмор, Ллеймувннем, Мнур, Турувн, Грокарг, Нсмир, Огонек Фхааль, Мьяалок, Тлетнн-ли, Бьрочтехль, Нокненуэ, Фхете, Ллальдесмиир, Виндль, Мэувин, Свенредд, Кэне, Эйнньораль, Джьяркаак, Нендльвай, Кириуль, Гувемльтрест, Руальд, Эйнндмель, Мьюуль, Сорсхен, Сувальне, Ньенениа, Торай, Френдеттер, Рруммир, Гретааль, и Сувемнен были Берущим Колокол призваны в Подземный Зал, который иные зовут Адом.

К 1Э421 Исграмор пересмотрел ритуалы авангарда, и назначил Ребек Рыжую с "Ударом Гвоздя" возглавлять возвращение, чья ладья несла таких Сыновей и Дочерей Кин в своих рядах: Мужа Очага Ребек Джьяуфа, который окликал ботинки, ее Жалких Мужей Корл-йкорла, Хеймгруда Смеющееся Озеро, Ньималя, Бьималя Ньимальсона и Талльда Колченогого, найденного блуждающим в лесах Моры с потерянной ногой, когда даже Джьяуф не мог помочь, ее Мужа Щита Валомара из Даггершаута, его брата Халомара Делающего Рукояти, их Пепельного Дядьку Ноахейма, которой тоже восстал после Резни, и ее Пепельную Тётку Мартельк; эти двое последних породили (первенца) Гури Гвозделицего, Хгэмхеля, Нбикки Рыжего, Кхолокеля, Исмека, Йоргаля Дитя-Скальда, Гхем-фегха и Долувеппу Хеймсдоттер. Все они были изгнанниками в глазах Шора, ибо пыли негоже совокупляться с пылью, но Довод Совнгарда Исграмора был достаточно весок, чтобы они были Учтены, будучи хотя бы землей в балках ладьи Ребек. И их собравшимися братьями и сестрами были Мьянор, Ральпагх Рыжий, Рохард Рыжий, Ольувеп Лысый, что не мог выдержать стольких рыжих, Тульруэ Тульссон, Кэйис, Нтрунааль Бейлиф, Лось Веселое Бельмо, Исмиейль Младший, Исмиейль Названный Так, Поскольку Его Родители Забыли, Что Они Уже Давали Это Имя, Тетахльд, Лунгальт, Тадн-эли, что помолвилась со всем Сартаалом по обычаю Диббелитов, Барабанодел Харальдмер, что был частично мером, к своей печали, Исрет Рыжий, Йальяр, съевший неспешно медведя целиком, дабы продолжать пикник, на котором он ухаживал за Кфальтой Лейксдоттер (и она была вместе с ним, однако невенчанная, покуда находилась под попечительством Чемуа), Фегх-лет и Лочлет, Гехмора, что никогда не знала судьбу, и это бесило ее, и Идулькине перьерисователь. Среди героев "Удара Гвоздя", не связанных прямо с Ребек, были лодочные вилланы и бойцы на оленьих рогах - Талок из племени Тернового Торквеса, Хлетно, что никогда не мог собраться с мыслями без васаби, Окне Умный, Нуэ его Книжная Жена, Тетель Рыжий, Лундга Поедательница Альдмеров, ибо она действительно так поступала, сестра ее Бисри, что однажды сбила пояс Исграмора на ярмарке Старого Холда, Ньемэ и Нейн, Йора и ее младший брат Йорель, Поющая Рысь и Умное Дитя соответственно.

Позади основного флота Исграмора находились оставшиеся Таны-Кормчие, чьи имена тут вскорости последуют. Немногие оставшиеся из Пяти Сотен были еще в Альд Море, и им еще предстояло рвать паруса. Там были Пятьдесят Пять Бород Бродуолла, что дали десятинный торквес и клятвенную шкатулку своему Тхум-Тану, Врейджу Одаренному, родившемуся под странными солнцами (имеются в виду солнце Альд Моры и солнце Меретленда) в году 1Э208, и это его клан построил, и разрушил, и отстроил Бродуолл снова, когда бы норды не снисходили петь о своем возвращении, будь оно вперед или назад, и то была Небесная Жена Врейджа Тум-Ша, Королева Языков Людей, чья родословная бесконечно наполнена языком немых букв и болотных псов, все еще прячущихся подо мхом прошлой кальпы, всегда носившая накладную бороду, кроме как в постели, и Хвамьяр Медведеобразный и его брат Хвем, оба стоявшие защитной стеной Эльхновена под командой Стуна, и Олай Оло, полубог Меда, и Ярмунгдрунг Молот, что умел читать камни, и Пятиголовый Исмалос (имея в виду также Гульгара, Сольста, Свона и Хумделя), и Горгос Серая Походка, чей шаг пересекал периметр Бродуолла в промежуток икоты (мера времени, что до сих пор используется Владыками Высокого Хротгара), и Бхаг Великий Спорщик, которого однажды погубят невидимые деяния, и Бхаг Перечащий, которого тоже однажды погубят, и Фьяльр Огненный Трофей, вызволенный из бездны Врэйджем, его дядькой-торкватом, и Харальд Волосатые Штаны, что никогда не смотрел на Врэйджа прямо из-за страха перед лисами, и Голодный-до-Тхума Хьеймдаль, чья плоть ломалась от собранных им криков, и Барухк из Барухка, чье язычество не отвергалось бы, знай кто-нибудь его истоки, и Каркукс Башня Мяса, которого даже устрашающий карстаагцев Альдуин не мог бы съесть целиком, и восемнадцатиухий Марикс, что слушал все крики, предшествующие нашему рассвету, и считался королем тех мышей, которым рыси-кошки приносили присягу (и вот его Героические Уши, Учтенные: Тирфль, Джхун, Чордж, Грошевый Город Пель, Цмир, Сцмир, Седьмое Ухо, Тарк, Херьдель, Алех-мехт, Джхун Джхунсон, Орозурхак, Фха-талок, Ухо Дуна, Враймель, Жир Тора, Кхемолеч и Ньорд), и Харальф Полушкатулка, чьи крики были хмельными, и потому делали хмельным снег, что слышал их, и Фокбар, чьи дочери будут беспокоить восток, и великий Хьяльмер, скорый отец Врейджа, который покинул нас в 222-ом году тех дней, и Унн Низкий Крик, надолго запомнившийся Принц-Идиот Иила, и Бфехг Длиннейшая Борода, чья борода укрыла всех остальных в Бродуолле, когда пришли ураганы, и Топвиль Пловец, никогда не знавший воды, и Рагам Красная Кальпа, что удерживал две кальпы за раз в любом глазу, и Формдедль Строитель, что обжигал кирпичи своим шепотом, и Умный-Торквесом Тор, человек-гора, отдавший одно ухо Мариксу на хранение, и Светлый Кнечктот, знавший все формы камня, кроме тех, что перекрашены в красный цвет, и Джкульгар Симпатичный, со стыдом прятавший свою бороду, и Хорльдрунг Молотобоец Раненого Рычания, и Творец Идолов Кхемкель, чьи урны были созданы, дабы сбить с толку людей Джунала, и Хараг Атака, что вел копья Бродуолла в любом из мириадов его аспектов, и Ньядльмук Лопата, что похоронил Архитекторов, когда они были обречены, и Бладдермост, полу-бог дорожных столбов, который сделает путевые знаки в Бродуолле для тех, кто должен держаться в стороне, и Дьеми-тир Уннсон, Парусодел, чья работа должна была гарантировать, что ни одно возвращение не задержится.

Флот должным образом насчитывал этих Героев, а охранял их гигантский карстаагец, что шел подо льдом - Девять Штормов, Потемаик Король-Волк, чья дочь уступит ему в росте, но не уступит в сложении, приходя сама по себе в близящемся одиночестве, и синезапястный Тельмо из Борющихся Тельмо, чьи буйные забавы вызывали много размолвок среди границеделов Предела, и Гигант Пивного Зала, чья вайдовая раскраска показывала нам, как подобает строить эти залы, покуда какой-то демон не заставил нас позабыть, ввергая в раздражение летней умеренности, и Хельмбольг со своим Кашлем, что оставлял порой дурные отметины на охранных светильниках карстаагцев, и Юрг, его добрый товарищ, чьи зовы ветров восстанавливали их в приятной уверенности, и Чандри-Человек с двенадцатью часовыми светильниками, свисающих с сосульки-подсвечника, удерживаемого им без рук, и Хого-из-Вихрей, что был склонен к скотокрадству, покуда Исграмор не проклял его на кабалу (и все дети Хого впоследствии иначе воспринимали свои скотокрадческие наклонности по отношению к чему-то вроде закона), и гордый Гигант Джунала, звавшийся Мнегмегх Знамя-Светильник, уладивший дела со всеми иноземными и шовинистическими ветрами, и Хбольх, Шторм Девятый Имякричащий, чей светильник был зажжен громкими сольными выступлениями, и их Корона, Хьяль, чьё присутствие не будет объяснено до поры Пакта, ибо это сократило бы имена Пяти Сотен во много раз, нарушая генезис эсхатона, чего не хотел бы даже Фхальдж Туша-Рот, равно как и хриплый Нет-Вопросов Нидхаммер Скальд, чьей задачей было декламировать имена и деяния всех присутствующих негероическим детям, взятым вместе с их Учтенными родителями в плавание на борт.

Несмотря на качающиеся светильники карстаагов, великие горны часто ударяли с одной зовущей лодки ко другой, дабы поддерживать Ряд Преемственности в верном направлении, ибо Собранные Исграмором всегда были буйной компанией, даже во времена занятий войной. Первые из имен Героев-Переемников были таковы: Бродячий Тан из Пала, что всегда опрокидывал его при пробуждении, и его щитоносцы - Фгиул-куль, Морхе, Морхема Морхесдоттер, Мтель Гора, Корло Ущелье, и Фельи-хум, и Хумфель, и шесть знаменосных дочерей Истмарша, названные Фельки, Грельк, Плывущий-локон, Снежная коса, Бьющая-в-колокол Бель, и Владычица Винтерхолда, которая еще не выступила против своего тана, и Самые Боевые Братья - Накрытый Жабой Тендермах и Угреухий Гхронунд, и Йехгмире, Хемф Полевой Игрок и Йирмоуг, Цек, Мальфуве, Свндлькофф Безторквесный Мужчина Кин, Урисмр, Ффидль Белый, Врендль Форт, Хилькмит и его ястребиная хозяйка Хгайфувен, их дочь Кулеча, которая смотрела на Хьяля, когда не смотрела на себя, что случалось редко, ибо была она красива в любом известном отражении.

Вторые из имен Героев-переемников были таковы: Кильсобрад Всех Лагерей Данмерета, Дьель-Дииль, чья фамилия разметет юг, и четыре ведьмака Фейрхолда - Йирлохем, Элойа, Мьолсмар Курильщик и Хендель Хендсон, и когда крайние весла благословенной ладьи "Виндхельм" были сломаны, шестьдесят семь душ вернулись во владение Шора, покуда их высадка не была организована вновь, чтобы могли они воссоединиться с Исграмором во Скайриме, и в этой песне они известны как Тельхм Мастер Весел, Джувамгли-эль его Винная Королева, Фелимиз их светильная рысь, высший лорд Коллегиальных Скальдов Кат Маркатсон и его профессоры - Йирфол Начитанный, Форму из угодий, что-еще-под-договором, Гхемьор и Фехьдувхен, Даарбан и Фьорк-Стаг, Сильст и Одль Блоха, Брундхель Небесная Писательница, ее муж Греахдж Монах, и их Дети-во-Сне Греах-ли, Брундль Брундсфёст, Хгехувен, Юрльдхель, и Вендель-свет, и Языки-на-Воспитании Врандаля, Бортувель Булавокус, Хгуль Ткач, Вгуэгель, Нэйисль, Нельтрун-ли, Аальд Чистильщик Фитиля, Эррис-ли, Грунахль Лучший, Длунга Гном (не того рода), Ильтмкнон и его сестра Лтаднхельда, Ромовый Барабанщик Рсельрет, Йальдж, ремесленник со склонностью к ковчегам, Фьальтало, сделанный из сердцевины, Хьхлет и Гехмор-эдда, Гхальдордж Рабский Кнут, Хёгди и Дехмуве, Вьялор Рыцарь, что будет ждать оттепели в своем металле, Чейор Дважды Обманутый, склонный к такой горькой печали, что даже снежные киты убираются с его дороги, и Бьорт, и Гхильред, и Вхехельда, и Джкарле Истопник, Бхувем-ли Жена-Помощница Кхеля Кхелерсона, который брал рифы и управлял парусами с лицом, иссеченным дождем со снегом, и Олагга, и Немувег, и Манувехг, и восемнадцать весельников в цепях: Стехн Скельсгард, Мьор Причуда Цуна, Фрекклед Бен в изгнании, который знал Сартаал только со слов сидевшего рядом с ним Херкля Вскормленого Щитом, и Арьяк, и Тендльмегх, Фрейдльгаард, Нодин Попытка Гвоздя (чье лицо было проткнуто в подобии смелости, что объясняет неудачи его семьи в Преемственности), Кьхелькнхнель Заикающийся Язык, Фьяк Вельфсон, Ньякндль Вельфсон, скелет Хоари Гхонна, бесплотный гребец, в котором никто не сомневался под командами Алабара Королевского Умника, Браадель и Фдедель, что сидели позади зловония Удльфьира Которого-Волки-Есть-Не-Станут, и тройня, возлюбленная Марой Женой Мора - Джунгаррд, Кьхемгер и Рыжий Рельде, что по какому-то договору сделал этих последних Героями даже в их цепях.

С утратой "Виндхельма", Ребек получила от пояса Исграмора дозволение отправить гонца за пределы карстаажьих светильников, чтобы разведать покрытые рыхлым льдом каналы Залива, лежащие впереди, на предмет новых преград. Вызвалась команда "Скаала", пробивавшая себе дорогу на юго-юго-восток в изменчивые ветра Приливного Горя. Их Таном-Кормчим был Корст Ветроглазый, что вожделел Жену Вина Тельхма, но был слишком жаден, чтобы уплатить десятину за ее руку и ее палату, и, возможно, это было тот рок, что предопределил утрату их всех. Среди них был Ранальдуга Казначей, Падж его Стекольщик, Туйенхельф Умный, что вайдовой краской сделал их непонятными для глаза Рогатого Человека, Фэдн Фэдн Сархтлин, что вел налётчиков Корста, но позабудет свое место среди них, и Эньяадль и Игхур, и Уора - Жена-Ведьма Йархиса (который спит в элевом льде), Ирек Клыкастый, Фалькс Рифовый, Медоч, смотревший на то, как луны искажаются, и еще тридцать восемь имен, чьи кожи были отправлены назад на флот в мешках из волос, и хотя их имена все еще среди Учтенных, ныне это так лишь из-за воющего эха потерянного Хбольхла Гиганта, кто после морообразной литании проклятий торопливости Ребек отказался возвращаться в своем кровавом трауре.

Когда ушел его собрат-карстааг, Хельмбольг тоже ушел, кашлем туша светильники, ибо был он уже не в злости, а в безумии, и Юрг Спокойный был вынужден поглотить его шторма, чтобы само солнце не погасло от криков. Потомок Боргасы, Боргас, обречённый на неудачу, Сломаннорожденный, тогда призвал к реформации пакта, и многие из Танов-Кормчих встали на его сторону. Исграмор не мог этого допустить, и Герои обрушились друг на друга под наблюдением Юрга и его оставшейся братии, и названо то было Битвой Защищенного Солнца. Сии были мертвы, Учтенные: Король Кьорик и вся команда "Вайтрана", включая Фельмара из Тида, Джул-ли, Киллимьир, Бори Фехдсон, Хельмудела Культовая Дева Круговращающейся Веры, Эйнген Скальд, Рейнриле Даггерлад, Мехга Медодоительница, ее бражная корова Цефор, Четыре Племянницы Победы, Близнецы Нового Тида, Феводль Беги-Чертовски-Быстро, Слекка Пеcнь-Чертополоха и ее Брат Клыка Джхан Сомрасс, и весельники - Гхемельдарт, Ундель Бьем, Бьем Старший, Корлекаин, Нельфаст, Свеньедль Крепкий, Гхурлик Освобожденный от собственной сообразительности, Деймдель Сломанный Торквес, Йарроленд и его брат Йардрунг, Молот Гробов, который, бросив греблю ради налетов с палубы, разливал винные трюмы "Кровавой Традиции" и затем вкричал ее в огни, притязая на нее и на все на ее борту, Лав Ларич ее Тан-Кормчий и его Жена Щита Бриин-Виллу, и его Жена Очага Нульфаха, и его Орки-Сироты - Остепенившийся, Ведущий-Себя-Смирно, Ничего-Тут-Не-Трогающий, Принесший-Свое-Одеяло, и Нумк Нумерочеловек, трое его Племянниц Снега, их Боров Щетиноспин, что однажды повалил ливерную армию Хирка, Доральд и его Осенняя Жена Кендраль из Фалькрета, и весельники - Джуриль Власяница, Бен Бвдель Широкий, Кьюдль "Курчавый" Растрепа, Вендр, Сольсвен, Сторенар, Кольхе Мехнсон, Граф Стедт в изгнании, Укиль Водоворот, Хгенаард, Евангль Дунсон, и Муурльдек, что выиграл свою любовь на Ярмарке Тотемных Жен 1Э 478-го года. Гигант Хьюро-Гуль Волынка-на-Спину (Учтенный теперь, когда появился, ибо призван он был задолго до того) восстал из-подо льдов и рыком отправил шестьдесят две души "Кожежадности" во владения Шора, и был убит в ответ туумами Десяти Языков Меробоя. К третьему змеиному месяцу битвы воронам достались кости налётчиков, лучников и щитокусателей, и были среди них четверо Клана Дайр, восемь Ржаных Рабов Риз, Рхоар Дуб, Гхемгаард Клювастый, Скарб Привидение, две Жены Ветра Южного Мерета, семь берсерков Клана Гант, громонах, коий был пожалован правом очага в тринадцатое сожжение Сартаала, восемнадцать Стрел Гадающих Глаз Стороннего Племени, и три боевые акулы короля Хьяальмарча (который был растерзан собственными питомцами, когда попытался охотиться с ними, покрывшись серой амброй). Последним погибшим был сам Боргас, расписанный кишками по льду мощными криками Владыки "Волчьего Сердца", и никто не сожалел, когда монстры изменчивых ветров пришли заявить свое право на душу сына Боргасы. Погребальные костры в дань памяти задержали возвращение еще на месяц, но дым родовых распрей снова скрепил Пакт, хотя бы пока - в стыду.

Уже стало привычным, что в песне возвращения из числа Пяти Сотен изымаются сто и семьдесят шесть мертвых (или могущих-в-равной-мере-ими-быть) за то, что они ушли на войну без дозволения Исграмора, и стали теперь Неучтенными (даже Владыка "Волчьего Сердца", покончивший с Боргасом, и за то он все еще желает Скайриму лиха). Ежегодное перечисление на Пире в честь Мертвых тринадцатого дня Заката Солнца позволяет скальдопевцам сделать передышку на мед и затем выслушать Пополнение из Совнгарда, что сам Шор послал на замену изменщикам, и чье число аккуратно восстановило общий счет к удовольствию Джунала, ибо нет такого марша Сыновей и Дочерей Кин, что можно было бы остановить. Сии призраки Подземных Залов явились из пыли, и были Учтенными: Дуадин Полу-Вири Пыльные Штаны, его Жена Слез Кендельмарч, Хьорину, и Йерек, и Кет, и Кхамаль (на которого всю жизнь косились из-за его имени и ассоциаций, им вызываемых), и Пелек, и Горх, и Фьендель, их сыновья, Вальмок, их тронутый Кин весельник, Редж часоговорящий, Тмейир и Судн и Кодль - щитоплавающая тройня, и Двухбарабанный Дьодль, и Укуси-мера Мегхордж Гхорджсон Возможный Медведь (никто никогда на самом деле не спрашивал), и Исмрет, и Исмалийли, сестры в соли, и Ркаак Кашлятель (который, конечно, был их разведчиком), и Эдельфальк и Халоч Хельсдсутер, и Мнелет, и Клоргех, и Бельмор Куриноногий (что вполне верно), и Мальду Метательный Хлыст, и Велкидна, что каким-то образом знала Альдмерскую варлесть, и Виноножевой Ньинен, который, даже будучи вернувшимся, истекал от ран своего предательства с головы до рук и до ног, Альтмет, что с поры падения Винтерхолда носил шиты вместо ботинок и страдал, таким образом, от странной походки, и Кнедль, и Джхориуль, братья по булаволикой жестокости, и Топал, что слишком сильно любил каноэ, и Ут Халь, и Ут Хадж, и Альдиер, и Версеф, и Плотину, что сбежал однажды с Пелиналом, и Аттребал, и Ут Харза, и Кептак, и Кло (Худда) и Грейдидль, и Сельт, и Цо Ут, и Себл-страх, и Альд Хатта, и Урие-Ут, и вандал Бриггс Вандал, и Кама-ге, и Йори-ге, и Ут Ге Старый Гет, и Талемехт, что сбежал однажды с Пелиналом, и Слушающий Клюв, что говорил с птицами, и Клопиту, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, и Перриф, их жены, и, наконец, Копро и его жена Перриф (все южане, насильно завербованные на службу Исграмору подправленным дыханием Шора), и Тумм, и Хоральду, и Харомир, и Кире, странно выглядящая лиг, и Каи, ее сестра (не странно выглядящая), и возлюбленный Дантрет Мастер Цепей, и Даалне, и Кльньяаригху-ру, которого никто не звал по имени, потому как его было сложно произнести, и Бьорналь, и Вьийлей, и Тейет, и Ньретааль, и Сутмаль, и Джьарк болван, и Хгнаак, его Страдающая Жена, и Толстый Фальт, и Ало их рысь, и Йарч, и Мнлетгх, и Уру Лучший Фонарщик, и Кьянорр, держащий копье зубами, проклиная мерских ходящих богов, и Кьяльпагх Ровно Столько Карманов, Сколько Есть У Тебя, и Дрохард, и Сендолувип, и Тумуль, и Эру, и Тельмедх, и Ийк Договорщик, и Хенхерлекаин (чей пра-пра-правнук станет столь знаменитым), и Каейууль, что написал о небе под нами, и Нистро его жена, что высмеивала эту идею, и Бонаал-мер худокровный (ибо его артерии были подделаны во время Резни), и Тисрис Гвоздеязыкий, за которого говорил Дрелис, и Джхун-ге Портной, и Хгмиейль их пятиногий волк, и Ньорк Зуботорквесный, столь гордый призом, вырванным им из челюстей Старой Мэри, и Врендунсвалла Чья Борода Стала Горой, и Бахльдлу, и Енгнгаль, и Колтх, и Хгдэд, и Нькирнхаль Нькирнхальсон, и Любитель Рома Сеаниль Напьемся-Досюда, и Такль Такльсан, и его сестра Какль, что брала васаби для подводки глаз, и Хгьмер, и Эсрет, и Няльяр, что Носил Свою Вайду Внутри, и Ангка, чьи губы были покрыты шипами (она никогда не вышла замуж, конечно), и Баракаль, и Фарфорк, и Умталос, и Гнечлет, и Хегехел-мо, и Харальду, и Ффедль Любимчик Кин, хотя никто не был уверен, за что он получил это прозвище, хотя некоторые нашептывали, что это вышло во время карточной игры и никто, в самом деле, не мог с этим поспорить. (Если тут нет ровно сотни и семидесяти шести имен, так это потому, что я пьян, и все вы тут просто вопите свои имена, чтобы покрыть разницу, ибо вы были там так же, как вы здесь, и пусть дыро-тень Шора вас не одурачит).

И вот пять сотен воссоединились, и Исграмор отправил "Четыре Двадцатки" вперед разбить льды своим варленосным носом, и мы были осаждены Дьяволами, которыми мы будем править, и которым проиграем, и будем править снова, но Таном-Кормчим была священная Королева Тора, ее юбки и шкуры были покрыты южными мотыльками, что появились к надвигающемуся бою с вороноголовыми духами Морага. Вот те, кто на борту "Четырех Двадцаток" противостояли им (и одержали победу): Аоль Веслотелый, который был по большей части сделан из живого атморского дерева и выглядел немного похожим на безумную куклу, но на это никто не обращал внимания, когда дело дошло до нужды в должной скорости атаки, и Гхемель-Хухн, его Строгающая Жена (род женитьбы, что был создан исключительно для них), и Вухльньяр дозорный, и Кало Вухльсон его сын, чьи глаза были Умно заменены линзами двемерской работы, и Аплетну и Покне, и Дуир Дьяволопузый, и Бледный Проход змееборец, и Исмануе и Джетен, родные братья, что заплели свои бороды так же, как однажды Стун и Цун, и Хгиль, что использовал до смешного большой Тотем Кин как дубинку, и Баадль, что носил коловианский стрелоулавливатель, хоть тот и был окрашен в желтый, и Реманиты по именам д'Арлонс, и Жан-Пьет, и Каморлей, и Алексе, и Умьянор, и Ральпаг, и Старый Хрольхдар, и Мотол Мотсдоттер, и Галаей несравненный в Голосе, кто, тем не менее, дал обет никогда его не использовать, и, наконец, Варунаал, что выдернул отравленные дротики из тела Короля Кирода.

Когда Мораг был сломан и отправлен в южную слякоть, мы, наконец, увидели Снежную Глотку, и знали, что наше путешествие подходит к концу. То была "Пробуждение Пожирателя Мира", что первым ударила в берег, Выкрикивая нашу победу и нашу судьбу, чьим Таном-Кормчим был Исмаалитхакс Северный Дракон, его сыновьями первого выводка были Цууналинфакстир и Ст'анухаслифафнал, чьими Джилл Слез были Воррамааликс, Ярлиаллисух, Аллеирисугхус, и Вдова Шпоры, Отрекшаяся От Своего Имени, чьими Джилл Пустоты были Эльяалитхатхисалиф Огонь Ненависти и Ингридаалигу, потерявшая свои минуты в ремонте, и Мьяарилиаалунакс Полуогонь, чьих Земных Джилл ни одной не пробудилось, и чьих Эфирных Джилл ни одной не уцелело, и чьими Магне-Джилл были Шану'уйенеен Звездносотканная и Яалхнгитхаакс Чье-Имя-Осталось-В-Своем-Яйце. Там было еще двадцать две Джилл Громовой Чешуи, не связанных временем и потому служивших Исмаалитхаксу ооцитами-оракулами, покуда Альд'уин не сожжет их: Унаалтхиигас, Хриимааликсиксигис, Кууджхе'ельтхилакс Кальпы Орсидуна, Ингриидарлигар, что использовала хвостовой коготь как песню, Фаайоорлиидовахилагар, Ма'ахееми, Сорресс'лиларгус, Ансахаалифар, чья гигансткая пернатая корона была содрана с Богини Заката, которая была съедена до того, как успела полностью затвердеть, Кхелсадааликс и Акхеелсааликс, что из-за обменивались каждый день головами в силу некого гейса, Веммаабильтхакс, Воргаасаальтхум, Нуум'хиеттхекс, Вашууналистхум, Фраалксшильдадоон, Даахнаарлилагус, Мехемеем'иеттххекс Атхтхумуа, у которой были секретные слоги, "ненужные пока", и пятеро их старшин, прозванных Пятеро Старшин Джилл Громовой чешуи. Еще там было десятеро Дядьев Линьки Исмаалитхакса, чьи имена неслышимы на языке людей. Там были еще его Высиженные Племянники, Кхаалтхахеелодоон Джилл-или-Дрейк (что был скорее питомцем, чем потомком, но Исмаалитхакс был экспрессивен и бесконечен), Аалабарлиггус Странно Раскрашенный (его личный Держатель Криков по шейной крови), Хегмаалигус Немой, и Басдсдайурлахнаор что Выкрикивал Достаточно Чтобы Дать Хегмаалигусу Отдых. Там были его Племянницы Часов Тееаблалидоон Немая, Мабаанааликс Немая, Феехуугфе'хг Немая, и Цьяарлиларгус их Хор. И были там его прославленные сброшенные кожи Дух Мехов Ада, Яростный Рассудок, Хеймнельраалиагус Обычный Рассудок, Пелинаалиларгус Прагматик, Фефмем и Гемаллеир, двуглавая риторика, Диссле'вехб Стоический Крик, чьи шпоры были украшены нумантийными росчерками, Греммельфеллискль Эленхос, Хаа'гммель Логои, Фебхраадрнаалис Тривиум и Исмаалтхум Острый Гребень. Из тех нордов, что первыми снова ступили на землю Скайрима с борта "Пробуждения Пожирателя Мира", были они среди Пяти Сотен, но первым счел Исмаалитхакс своего уничтожителя, Исграмора Вернувшегося.

Оригинал:  The Five Hundred Mighty Companions or Thereabouts of Ysgramor the Returned
Полезные ссылки: Песнь возвращения: Скайрим, преамбула
Обсуждение:  Пятьсот - или около того - Могучих Соратников Исграмора Вернувшегося

Идет загрузка данных ЗАГРУЗКА